Серопревалентность lawsonia Intracellularis, Mycoplasma hyopneumoniae и ЦВС-2 в свиноводческих хозяйствах России

Цирковирус свиней 2-го типа (ЦВС-2), Mycoplasma hyopneumoniae (M.hyopneumoniae) и Lawsonia intracellularis (L. intracellularis) относятся к наиболее экономически важным патогенам в промышленном свиноводстве во всем мире.

ЦВС-2 является возбудителем синдрома мультисистемного истощения поросят после отъема (СМИО), абортов и других репродуктивных нарушений, комплекса респираторных болезней свиней (КРБС) и синдрома дерматита и нефропатии (СДНС) [3].

Пролиферативная энтеропатия свиней, более известная под названием «илеит», является одним из наиболее распространенных кишечных заболеваний свиней в мире, возбудителем которого является бактерия L. Intracellularis. В острой форме заболевания она является причиной гибели среди ремонтного молодняка и поросят на откорме, а в хронической форме — существенной неоднородности поголовья и снижения привесов на откорме [2, 9].

M. hyopneumoniae является возбудителем энзоотической пневмонии свиней, проявляющейся в виде умеренной хронической пневмонии в конце доращивания и на откорме, часто осложненной вторичными инфекциями [10, 11].

Такие патогены как вирус репродуктивно-респираторного синдрома свиней (РРСС), ЦВС-2, M. hyopneumoniae и L. intracellularis приносят свиноводческим хозяйствам наибольший экономический ущерб [3, 6, 9, 11].

Несмотря на то, что много публикаций в различных странах мира было посвящено вопросу изучения превалентности этих возбудителей, эпизоотическая ситуация в России долгое время оставалась малоизученной. Имеются ограниченные литературные данные по распространению M. hyopneumoniae в России [1] и полностью отсутствует информация о превалентности L. Intracellularis среди отечественных свиноводческих хозяйств.

Целью нашего исследования являлось изучение серопревалентности ЦВС-2, M.hyopneumoniae и L. intracellularis в промышленных свиноводческих хозяйствах России и выявление потенциальных факторов, влияющих на частоту распространенности этих возбудителей.

Материалы и методы

Для проведения серологических исследований в 37 средних и крупных промышленных хозяйствах 23 субъектов РФ отбирали пробы крови от свиней в возрасте 11–34 недели в период с февраля по май 2010 г. (таблица 1). В каждом хозяйстве отбирали от 6 до 40 проб крови в зависимости от количества производственных площадок и ожидаемого уровня серопревалентности согласноCannon и Roe (1982) [5]. Пробы сывороток крови из всех 37 хозяйств были исследованы на наличие антител к L. intracellularis и из 35 хозяйств — на антитела к ЦВС-2 и M.hyopneumoniae.

Одно хозяйство прививало свиней коммерческими вакцинами против ЦВС-2 и M.hyopneumoniae, три хозяйства вакцинировало поросят только против ЦВС-2 и одна ферма — только против M. hyopneumoniae. Все 37 хозяйств не прививали свиней противL. intracellularis. Часть животных в исследованных хозяйствах демонстрировали клинические признаки КРБС и неоднородность поголовья на доращивании и/или откорме. В некоторых непривитых против ЦВС-2 хозяйствах наблюдали клинические проявления цирковирусной инфекции, такие как СМИО или СДНС.

Пробы сывороток крови были исследованы с помощью коммерческих тест-систем ИФА на наличие антител к ЦВС-2 (SERELISA® PCV2 Ab Mono Blocking,Synbiotics Europe SAS, France), M. hyopneumoniae (IDEXX HerdChek M. hyopneumoniaeAntibody ELISA test kit, IDEXX, Westbrook, USA) и L. intracellularis (bioScreen IleitisAntibody ELISA, bioScreen, Münster, Germany). Программу Microsoft Excel 2007 использовали для анализа результатов.

Результаты исследований и их обсуждение

Согласно полученным результатам, 100%, 60% и 86,5% исследованных хозяйств были серопозитивны к ЦВС-2, M. hyopneumoniae и L. intracellularis, соответственно.

Общая серопревалентность всех исследованных проб составляла 93,4% к ЦВС-2 (366 положительных сывороток из 392 исследованных), 31,7% к M. hyopneumoniae (122 проб из 385) и 50% к L. intracellularis (249 проб из 497).

В большинстве хозяйств серепревалентность к ЦВС-2 среди свиней на откорме была на уровне 90–100%.

Серопревалентность к M. hyopneumoniae и L. intracellularis среди откорма в позитивных хозяйствах варьировала от 6,7% и 10% до 100%. Результаты проведенного серологического исследования являются первой публикацией о серопревалентности L.intracellularis в России.

Большинство из исследованных хозяйств было позитивно не менее чем к двум патогенам: ЦВС-2 и L. intracellularis — 31,4% (11 из 35 хозяйств) и, ЦВС-2, M.hyopneumoniae и L. intracellularis — 57,1% (20 из 35 хозяйств) (таблица 1).

Эти результаты вполне согласуются с данными литературы. ЦВС-2 является повсеместно распространенным среди домашних и диких свиней патогеном, которые являются его естественным хозяином [3].

Согласно широкомасштабному исследованию, проведенному в США, 52,7% площадок доращивания и 68% площадок откорма имели микоплазма-ассоциированные признаки заболевания. Циркуляция M. hyopneumoniae была подтверждена более чем в 50% площадок [11]. В других странах сообщалось о микоплазма-ассоциированной пневмонии на уровне от 38% до 100% хозяйств [6]. Согласно данным Lawson и Gebhart(2000) [9], от 60% до 90% хозяйств серологически позитивные к L. intracellularis в различных странах.

Более ранними исследованиями было установлено широкое распространение ЦВС-2 в свиноводческих хозяйствах России [8] и высокий уровень серопревалентности к M. hyopneumoniae среди домашних свиней, где 76 из 136 хозяйств и 38,3% откормочных свиней были серопозитивны к M. hyopneumoniae [1], а также диких кабанов — 52% серопозитивных животных [7].

Результаты этого исследования не выявили существенной разницы в серопревалентности откормочных свиней к ЦВС-2 между вакцинированными и непривитыми хозяйствами (средняя серопреваленность была 95,0±10,0% и 94,2±15,0% свиней, соответственно). Из двух ферм, прививавших поросят коммерческими вакцинами против M. hyopneumoniae, в одном стаде серопревалентность на откорме составляла 70%, а в другом все исследованные животные были серонегативными.

В этом исследовании серопревалентность к M. hyopneumoniae и L. intracellularisсреди откорма в позитивных хозяйствах варьировала от 6,7% и 10% до 100%. Наиболее вероятно, уровень серопревалентности зависел от степени давления (распространенности) патогена в стаде и частоты использования антибактериальных препаратов. Согласно полученной информации, все хозяйства использовали антибиотики в начале доращивания и откорма. Кроме того, многие хозяйства также применяли инъекционные антибактериальные препараты для лечения больных животных.

Несмотря на того, что пролиферативная энтеропатия свиней («илеит») впервые была описана как самостоятельное заболевание еще в 1931 году [4], в России ее считают «новой» болезнью. Периодически среди специалистов возникают дискуссии об источниках появления «новых» для нашей страны заболеваний, в т. ч. и илеита. Наши исследования наглядно демонстрируют широкое распространение сероконверсии к L.intracellularis среди всех типов хозяйств, включая фермы с доморощенным поголовьем (таблица 2).

Хозяйства, где содержатся свиньи только местных пород, демонстрируют более высокую серопревалентность к M. hyopneumoniae и L. intracellularis, чем хозяйства с новой импортной генетикой.

Эти данные наглядно свидетельствуют об эндемичности всех трех патогенов для свиноводческих хозяйств России, т. е. все три патогена имеют длительную циркуляцию на территории нашей страны. Также нами не выявлено существенных отличий в серопревалентности хозяйств, имеющих одно- или двухплощадочное производство (таблица 2). Одно из четырех новых двуплощадочных хозяйств было позитивно к M.hyopneumoniae, хотя изначально все они заполнялись M. hyopneumoniae-негативными свиньями.

Заключение

Таким образом, наше исследование свидетельствует, что ЦВС-2,M. hyopneumoniae и L. intracellularis имеют широкое распространение среди промышленных свиноводческих хозяйств России и большинство из них позитивны ко всем трем патогенам. Кроме того, все три возбудителя являются эндемичными на территории нашей страны. Ветеринарные специалисты должны учитывать результаты серологического мониторинга при разработке стратегий профилактики заболеваний, вызываемых этими возбудителями.

Литература:

  1. Бирюченкова М.В. // Дисс. … канд. биол. наук. Владимир,2011.
  2. Кукушкин С.А. // Ветеринария.2010. №8. С3-6.
  3. Allan G.M., Ellis J.A. // Journal of Vet. Diagn. Invest.2000. Vol.12, P.3-14.
  4. Biester H.E., Schwarte L.H. // American Journal of Pathology.1931. Vol.7, P.175-185.
  5. Cannon R.M., Roe R.T. // A Field Manual for Veterinarians. Bureau of Resource Science, Department of Primary Industry. Australian Government Publishing Service, Canberra.1982.
  6. Guerrero R.J. // Proc. of IPVS Congr.1990. P.98.
  7. Kukushkin S. et al. // Acta Silvatica et Lignaria Hungarica.2009. Vol.5. P.147-152.
  8. Kukushkin S., Baibikov T. // Proc. of 5th International Symp. On Emerging and Re-emerging Pig Diseases.2007. P.187.
  9. Lawson G.H.K., Gebhart C. J. // Journal Comparative Pathology.2000.Vol.122. P.77-100.
  10. Maes D. et al. // Vaccine.1999. Vol.17. P.1024-1034.
  11. Thacker E.L. Mycoplasmal diseases. In: Diseases of swine / edited by Straw, B.E., Zimmerman, J.J., D’Allaire, S., Taylor D.J.-9th edition, Blackwell Puplishing, Ames, USA.2006. P.701-717.

Ваш регион?

Федеральный округ:

Центральный ФО
Приволжский ФО
Сибирский ФО
Южный ФО
Северо-Западный ФО
Дальневосточный ФО
Крымский ФО
Северо-Кавказский ФО
Уральский ФО
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
Москва
Республика Башкортостан
Республика Марий Эл
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Удмуртская Республика
Чувашская Республика
Кировская область
Нижегородская область
Оренбургская область
Пензенская область
Ульяновская область
Самарская область
Саратовская область
Пермский край
Республика Алтай
Республика Бурятия
Республика Тыва
Республика Хакасия
Алтайский край
Забайкальский край
Красноярский край
Иркутская область
Кемеровская область
Новосибирская область
Омская область
Томская область
Республика Адыгея
Республика Калмыкия
Краснодарский край
Астраханская область
Волгоградская область
Ростовская область
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
Вологодская область
Калининградская область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
Город федерального значения Санкт-Петербург
Ненецкий автономный округ
Республика Саха (Якутия)
Камчатский край
Приморский край
Хабаровский край
Амурская область
Магаданская область
Сахалинская область
Еврейская автономная область
Чукотский автономный округ
Республика Крым
Город федерального значения Севастополь
Республика Дагестан
Республика Ингушетия
Кабардино-Балкарская Республика
Карачаево-Черкесская Республика
Республика Северная Осетия
Чеченская республика
Ставропольский край
Курганская область
Свердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Ханты-Мансийский автономный округ — Югра
Ямало-Ненецкий автономный округ
Яндекс.Метрика